Освящение Ново сооруженного Креста на перевале Дятлова (Молебный Камень). | Храм "Петра и Павла"
Новости

Освящение Ново сооруженного Креста на перевале Дятлова (Молебный Камень).

На перевал Дятлова, мы отправились рано утром (3 сентября). За мной заехала машина газель в г.Североуральске в Храм св. апп. Петра и Павла и, мы поехали дальше на Север. Одна группа (из 6 человек) уехала чуть раньше, чтобы заняться крестом: собрать его, подготовить к транспортировке, до места его постоянного пребывания. Я поехал со второй группой в составе 5 человек. Это непосредственно сам организатор, идейный вдохновитель всего этого мероприятия Дмитрий Павлович, его старший сын Алексей и двое его друзей.

Это были набожные, сугубо верующие люди. На их практике, уже было немало подобных вылазок и, они поставили уже не один поклонной крест. На этот раз, очередным местом был выбран перевал Дятлова. Основной костяк группы был из города Сысерть, остальные из г.Екатеринбурга. Команда была довольно разношерстная. То есть были спортсмены, коммерсанты, студенты (молодые ребята), был даже продавец пива в каком -то баре г.Екатеринбурга.

В Североуральске только сошел утренний туман и, мы ехали уже при отличной видимости +во всю светило солнце. Погода выдалась на ура.

Вообще с погодой нам повезло. На всем времени нашего следования и, уже там на самом перевале -погода практически не менялась, оставалась неизменной. Было на редкость солнечно, сухо и тепло.

Мы докупили продукты в ближайшем магазине, взяли кое-какие запчасти для машины и тронулись дальше. Не обошлось и без приключений. Возле г.Серова в лобовое стекло авто врезалась сова. Получилась большая вмятина. Благо осколки никого не травмировали, ушли влет по касательной. Все обошлось.

Мы доехали до г.Ивделя, пересекли поселок Полуночное и, поехали дальше на Север. Как только выехали за пределы поселка -дорога кардинально изменила свой рисунок. Теперь это уже была не ровная гладь асфальта (с которой явно не хотелось расставаться), а изрытая и изъезженная вдоль и поперек непроходимая лесная дорожная полоса, которая с каждым километром становилась все круче и круче на подъем.

Так проехав кряду порядка 70 км, мы оказались на турбазе Вижай, с которого как “реки живы” исходят все горные маршруты по разным направлениям. Это был первый перевалочный пункт в горах, который встретился нам на нашем пути.

Мы безостановочно проехали его, окинув поблекшим взглядом старый и обветшавший столб с указанием направлений различных дорог. Как потом позже оказалось, мы сделали ошибку. Надо было оставить машину на турбазе и, затем дальше ехать уже на другом транспорте. Мы сделали лишний крюк, потратили время, силы и нервы.

Но, это было потом. А сейчас -все те же ломанные горные дороги, вереницы холмом, бесконечные барханы, которые (и, было такое ощущение) -все больше и больше, сильнее проглатывали тебя с головой, не оставляя тебе ни единого шанса, как бы внушая непрошеным путникам, что им здесь не место.

Так проехав еще км 30, мы, наконец-таки подъехали к реке Вижай. Это первая река, которая встает на пути к перевалу Дятлова. Там мы сбросили груз в ожидании другого транспортного средства, на котором мы должны были доехать до самого лагеря, где нас уже ожидала первая группа.

Мы сообщились с ней по рации (мы все время использовали такой способ связи – удобно, практично). И почти в аккурат с нашим приездом, к нам со стороны перевала подъехал пикап -Элька (как мы его ласково называли), который забрал нас и отвез в лагерь сбора.

Тут, как я говорил выше -оказалось, что нашу машину, на которой мы приехали, нужно было просто оставить на турбазе, а пикап забрал бы нас оттуда. Пришлось одному из нас ехать обратно, вести нашу машину на стоянку и возвращаться обратно. Нам пришлось опять сидеть ждать, тратить драгоценное время. Ну, сказать к слову- тупили мы часто.

Может за постоянными разговорами, шутками, приколами -где то и забывались, упускали какие-то моменты. Но, так в целом вроде, все проходило нормально. Пока сидели, слонялись без толку, к нам подъехала группа людей на бобике. То, были рыбаки во главе с местным завсегдатаем этих мест Сергеем (пожарником, как потом оказалось). Он тут знает каждый закоулок. Бывшие с ним, были мягко сказать навеселе, в изрядно приподнятом настроении.

Они нас угостили свежепойманным хариусом. “Царская рыба” -как ее называют, которая водится в здешних водоемах. Ничего лучшего в жизни не ел. Рыба просто необыкновенная, фантастика. Потрясающий, необыкновенный вкус! С нее мало, что можно приготовить (она быстро портится). Обычно ее слегка подсаливают. И, все- через пару часов ее можно есть.

Через нас проехало еще несколько машин с туристами, пара машин с рыб-охотнадзором. Наконец и мы, после вынужденной затяжной паузы тронулись в путь. Ну, как тронулись?! Элька сначала увезла вперед (на полдороги) нашего руководителя Дмитрия Павловича, его старшего сына с казаком Николаем с ружьями, подстрелить какую-либо живность, дичь на ужин (благо здешние места изобилуют всем этим добром), а потом вернулась за нами.

Но, отъехали мы не сразу. Элька приехала со спущенным колесом. Непонятно где… навернулась на ровном месте. Мы долго маялись с ним. Как только залатали дыру, сразутронулись с места.

Дорога, с каждым нашим удалением от цивилизации, становилась все сложнее и сложнее. Ехать было неимоверно тяжело, трудно. Эти бесконечные подъемы, спуски, камни, ухабы. Мы забрались уже в самую гущу горных и таежных дебрей. И дороги домой, назад уже не было.

Так, с огромным трудом, мы все же докатили до лагеря -конечного места нашего сбора. Вся эта местность, куда мы забрались, имеет название -Тохта. Чуть ниже лагеря течет река с одноименным названием (Тохтинка).

Выгрузив нас, элька поехала обратно забирать незадачливых охотников, которые так ничего и не подстрелили в тот день. Оказавшись в лагере, мы как подобает -сначала поздоровались (побратались так сказать) с ребятами из первой группы, которые вовсю занимались Крестом.

Потом к нам подошел хозяина лагеря Алексей (сторожила этих мест) со свой женой -Надеждой. Маленький такой, сгорбленный, но необыкновенно радушный и добрый человек. Мы постояли немного, потолкались, поговорили, то да се. Затем принялись распаковывать и заносить вещи в дом, где нам надлежало обосноваться.

Вообще первое конечно, что сразу бросилось в глаза, еще на подступах к лагерю– это виды. Роскошные и шикарные виды на горы. Здесь они предстали во всей своей красе. Большие, огромные по своим меркам (размера), величественные и неповторимые -они внушали неподдельный страх. Сам лагерь располагался в небольшом низовье. Вокруг него были необъятные горы и бескрайние таежные массивы, уходящие туда -в беспросветную даль за горизонт, которым не было конца и края.

Масштаб от всего увиденного поражал, восхищал и потрясал до глубины. От такого зрелища просто захватывало Дух. И было такое ощущение, что ты находишься в прострации, в каком-то легком забытьи (оцепенении). И, что удивительно -это чувство сродни Дежавю, оно не покидало тебя все время, сколько мы находись там на высоте.

  На фоне всего остального, еще больше поражало своим величием -две горы. Эти два маленьких холма, которые виднелись там в вышине -в туманной дымке. Это как раз было то место, куда мы должны были доставить новосооруженный Крест. Что удивительно, у них (у этих гор) интересные названия. Одна гора, что левее называется Ойва Чахл (что, в переводе с мансийского означает старушка, женщина). Она и имеет все очертания лежащей женщины. Другая, что справа Ойка Чахл (старик, дед ) напоминает мужскую голову. Так и стоят они величаво (грациозно), покоясь друг против друга «бабка и дед».

Да, но все же дело шло к вечеру. Вернулась Элька с охотниками. Мы стали готовить еду. За ужином собрали что-то вроде сходки (собрания). Ужинали в подвижной машине, оборудованной под кухню. Мы называли ее Шырыгой. Решали всем миром, что и как нам быть дальше. Оказалось, что мы выбились из запланированного графика. Крест к тому моменту был не до конца готов.

Нужно было еще дорезать символы, сделать кое какие надписи, подогнать кое-где бревна, протравить и прочее. И, времени на это все явно не хватало. Потом встала другая, еще большая проблема – дорога. До вершины, на которой планировалось установить крест -было порядка 45 км. И дорога, как выяснилось, оказалась одним сплошным месивом из грязи, камней, наваленных деревьев и прочей лесной требухи. И, представлялась непригодной для перевозки.

Выдвигались разные мысли, идеи. В конечном итоге было решено не останавливать работу над крестом, всем остальным ехать с утра, брать его (крест) с собой и, потом уже по ходу на месте (на вершине) заниматься им, доделывать окончательно +наваливаться всем скопом на расчистку дороги, если того потребуется.

После, некоторые из нас отправились спать, кто задержался на кухне. Ребята, кто занимались крестом, корпели над ним еще с полночи. С утра, спозаранку позавтракали и засобирались в дорогу. А он был не легкий. Впереди нас ждал Ад, кромешный Ад. Все из нас это прекрасно понимали, живо чувствовали и готовились к худшему.

Тут бы хотелось сказать, что все время мы молились. Это происходило, когда мы начали свою поездку. Потом уже приехав на место, когда ели, куда-то шли за пределы лагеря- мы вставали на молитву. И в этом плане, нам было легче. Молитва нам очень сильно помогала. Она же и во многом снимала то общее напряжение (накал), которые возникали и, вообще была незаменимым спутником. Она была для нас надеждой опорой, всем.

Раннее утро ознаменовалось ревом моторов, двигателей. Мы подтянули свои ремни (животы), погрузили крест на КамАЗ. Взяли все необходимое, что понадобиться нам в работе, на отдыхе и тронулись в путь.

Можно только себе представить -эта огромная армада, скрипя (лязгая) многотонным железом стала набирать свой ход. Я сел в Шишигу. Мы ехали медленно, не спеша, шаг за шагом стараясь по возможности объезжать неровные поверхности. Иногда нам это удавалось, но в большинстве своем нет.

Нас запрокидывало, бросало из стороны в сторону, трясло, подкидывало вверх. Мы то и дело останавливались, очищая путь от повалившихся деревьев, залежавшихся и острых как бритва камней, кочек, врывались в землю. Срезали ветки деревьев, которые били в кровь по лицу. Мы балансировали на грани. И, так происходило почти всю дорогу.

До сих пор помню этот хриплый, западающий голос в рации, когда мы ехали и нас НЕреально кидало по всей машине -Вы слышите! Вы едите на двух колесах! Стооой!! Вас накренило на левый бок! Глуши мотор!! Тормози! В эту минуту, я затаив дыхание –смотрел (широко открыв глаза), в небольшое окно сбоку в машине. И видел, как трава с земли лезет в это окно и щекочет мне лицо, щеку. Липкий холодный пот прошел по моей спине. Был шок, страх, изумление и, в тоже время…

Не знаю как остальным, кто был тогда со мной рядом, но лично мне это доставило истинное  удовольствие. Я был в неописуемом восторге. Горы бросили нам вызов. И, я его принял. Я был вне себя от ярости. Я метался и не находил себе места. Все внутри меня кипело, рвало и лезло наружу.

Уже почти на подходе к самой горе –мы, все слезли с машин и пошли в гору пешком. Потому что ехать было уже практически невозможно. Последние километры дороги, мы тащились, а вернее карабкались, ползли, что есть мочи по отвесным и извилистым горным тропам.

Дорога напоминала груду камней, которых кто-то специально разбросал. И казалось, что она никогда не кончится. Наконец этот злосчастный участок (отрезок) дороги был пройден. Мы вышли на боле менее гладкую поверхность и, в гору уже поднимались налегке.

Иногда мы останавливались, собирали и ели ягоды, которых было огромное множество по обочине дороги (целые плантации). В основном это была черника и голубика. Но черники было больше. На самой вершине горы, резко поменялся ландшафт. Если на всем протяжении следования, нас окружал темный и дремучий лес. То сейчас это была уже голая, выжженная земля с таким характерным красным цветом.

Было такое ощущение, что ты попал на Марс, на какую-то другую планету. Кругом цвел ягель, мох и росли искорёженные до неузнаваемости стволы молодых берез и сосенок. И, эта картина уже больше не менялась. Мы, почувствовав приближение конца нашего затянувшегося путешествия, стали более резво подниматься в гору. Мы бегали, прыгали по одутловатым вершинам Медного Камня (так называется перевал, на котором мы находились) и, просто радовались и смеялись от того, что уже все позади.

В какой-то момент ко мне присоединилась Надежда – жена Алексея. И, мы шли с ней вместе -разговаривали, говорили о жизни, любви и поражались тому, что открылось нашим взорам. А смотреть было на что. Эти дурманящие горы, вершины, дали -уходящие в бесконечность. Глубокие впадины, низовья с растущими на них деревьями, елями, растянутые на десятки, сотни тысяч футбольных полей. Это было нечто, неповторимое, невероятное.

Так пройдя еще немного вверх, мы оказались на горе Ялпынер (то есть священная гора), аккурат возле мансийского капища. Он представлял собой два камня, слитых воедино по форме напоминавших двух идолов. Мы, каждый из нас -запечатлел себя на его фоне. И, мы довольные и счастливые, явно оставшись под впечатлением от увиденного -отправились дальше.

Поднявшись на вершину Медного Камня – Мансепаль (Мансийская гряда) как его еще по-другому называют –мы, начали искать удобное место для установки креста и, вскоре нашли его. Рядом лежала груда камней, была сравнительно ровная и плотная земля. Идеальное место для закладки.

Дело было сделано. Оставалось только его освятить (поставить жирную точку) и собираться обратно домой. Но сделать это в тот день не получилось. Солнце быстро зашло и стало уже довольно темно. Поэтому освящение мы решили отложить на следующий день и, после уже возвращаться назад.

Мы встали лагерем на ночлег, разбили палатки и заночевали на перевале. Ночью мы жгли костры, готовили еду, играли на гитаре, орали песни, травили байки, плавали в облаках и хватали «рукой звезды» с ночного неба. Ночь прошла как-то незаметно.

Настал новый день. С утра, чуть свет я решил немного пробежаться (размяться). Благо нашлись еще двое напарников, которые составили мне компанию. Мы сбегали в сторону водопада, который несет свои воды здесь в горах, в надежде отыскать его. Но, не добежали. Так как до него было далеко. Но, мы видели и слышали его журчанье. Зато, мы вдоволь нафотались на фоне причудливых камней (этих каменных россыпей), которые разбросаны здесь повсюду и двинули обратно в лагерь.

Когда все встали, мы пошли освящать Крест. Мы молились, пели молитвенные песнопения, крестились. В конце я произнёс проповедь. Мы отдали дань и уважение трагически погибшим здесь на перевале группе Дятловцев. Потом я говорил о Душе, о Кресте, о жизни. Что Крест Господний- есть Древо Жизни, что нужно стремиться вперед в будущее. Жить настоящим. По слову Божьему «оставляя задняя (то есть прошлое, воспоминания) и, простираясь, устремляясь передняя (то есть вперед, ввысь)» Фил. 3:13.

Я говорил, что одни будут приходить сюда, чтобы искать и собирать камни -эти бездушные и мертвые предметы, а другие будут искать и обретать хлеб животный, хлеб духовный, текущую в жизнь вечную. И, это было так возвышенно, трогательно, проникновенно.

Потом были сборы, стрельба из автомата, спуск, чай сваренный на газовой плите, баня, рыбалка, свежие медвежьи следы на песке; рассказ Алексея о здешних облаках, в которых ничего не видно дальше локтя. Много всего памятного.

Но, все это как –то оставалось в стороне. Главное –были горы. И, моя Душа – она парила в этих необъятных просторах, не чувствуя земли под ногами, ничего. Мне хотелось одного -лететь, летать. Забываться и уносится с головой –в эти бескрайние и безбрежные просторы, как бы ища лучшей доли, лучшей жизни.

Не знаю, в те редкие минуты я не принадлежал себе. Может это так действовали горы. Эта их загадочная, манящая сила или еще что-то. Но, мне было все равно. Мне было по-настоящему хорошо, уютно, комфортно. Я был «на коне». Я дышал полной грудью. Я был свободен, абсолютно свободен. И мне хотелось, чтобы это никогда не прекращалось.

Мы уходили, уезжали обратно и, я то и дело оборачивался назад, как бы отдавая дань тому прекрасному, что мне пришлось пережить, тому не спрошенному, что не состоялось. И, я видел эти горы, эти кочующие «бездонные корабли», которые с каждым километром таяли на глазах, уходили прочь, и становились все менее заметны.

И, моя Душа – она опускалась вниз, все ниже и ниже. Что это было? Спрашивал я тогда себя. Иллюзия, обман, игра воображения, забава -придуманная какой-то неведомой вышней силой. Я терялся в загадках, но не принимал близко к сердцу. Важно, что я был частью всего этого, находился, жил тут. И, я ни о чем не жалею. Судьба свела нас, распорядилась так…

Да, мы были здесь. Мы искали удачу, наслаждаясь и радуясь каждому мгновению; ловили каждый миг, отведенного нам тут времени, боясь упустить что –то особенное, значимое, значительное. И это было незабываемо. Это были всего лишь несколько дней проведенных здесь, на перевале Дятлова, которые растянулись в целую вечность…

Автор: иерей Максим Фомин

Один комментарий

  • Ольга

    Потрясающе! Очень трогательно и искренне написано, спасибо! Ну вот, теперь и на перевале Дятлова водружен православный поклонный крест в знак молитвенной памяти о молодых ребятах — студентах, трагически погибших в далеком 59-ом… Спасибо инициаторам, всем мужественным участникам экспедиции, кто совершил это благое дело!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемнадцать − четыре =